logo.gif

Красноярская краевая организация Общественной организации 
"Всероссийский Электропрофсоюз"


Ты нужен профсоюзу - профсоюз нужен тебе
logo.gif

Поиск по сайту


Федерация профсоюзов Красноярского края
 
Баннер "Федерация независимых профсоюзов России"
 
В контакте
 
Всероссийский Электропрофсоюз
 

01.04.2011

Не сидеть сложа руки

На вопросы “Профсоюзы Красноярья” отвечает председатель краевой организации “Электропрофсоюза” Александр Владимирович МУРУШКИН.

А. Мурушкин родился в Перми, в семье военнослужащего, 22 декабря 1973 года — как раз в профессиональный праздник День энергетика.

Детские и юношеские годы прошли в военном городке, который в настоящее время зовется поселком Кедровым Красноярского края. Там было прожито более 27 лет, поэтому Красноярский край и сам город Красноярск стали для него по-настоящему родными местами.

Первое высшее образование — военное, Александр Мурушкин получил в Пермском военном училище; второе — экономическое, уже проходя военную службу в качестве офицера, непосредственно в Красноярске.

Из Вооруженных Сил РФ уволился в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, связанных с расформированием дивизии, в воинском звании "капитан". Не смотря на разнообразие предложений, связанных с продолжением военной службы, Александр выбрал в качестве варианта дальнейшего трудоустройства энергетику — и с июля 2002 года приступил к работе в должности начальника штаба по делам ГО и ЧС на предприятии "Красноярская Теплосеть".

Одно из любимейших увлечений Александра Владимировича — спорт. Кандидат в мастера спорта по волейболу, он и сейчас принимает участие в проводимых соревнованиях в составе различных команд. Является заместителем председателя федерации волейбола Красноярска.

В должности начальника штаба по делам ГО и ЧС Александр трудился пять лет. Помимо выполнения основных обязанностей добровольно взял на себя дополнительную нагрузку в виде общественной и спортивно-массовой работы.

Активного в позитивных делах человека всегда замечают, заметили и Александра Мурушкина. В марте 2005 года коллектив предприятия выбрал его председателем профсоюзного комитета, а еще через два года он был назначен на должность заместителя директора по безопасности и режиму все на том же предприятии "Красноярская Теплосеть".

Вот так и получилось, что на Александра Владимировича возложили свои надежды обе стороны трудовых отношений: работники и руководство.

А осенью 2010 года делегаты отчетно-выборной конференции Красноярской краевой организации "Электропрофсоюза" доверили Александру Мурушкину высокий и ответственный пост председателя этой организации.

— Александр Владимирович, давайте начнем с ваших первых шагов по профсоюзному пути. Ваш профсоюзный дебют стал достаточно серьезным и ответственным: быть председателем профкома крупного предприятия - не только почетно, но и очень непросто. Не растерялись? Как справились, что сделали?

— Работу надо выполнять, искать ответы и решения, а не теряться. Честно говоря, прежде чем мне самому довелось вплотную столкнуться с профсоюзной работой, я и не знал даже, что у нас действует профсоюзная организация. ...Но раз выбрали—- надо действовать.

В первую очередь я навел порядок с материальной помощью, чтобы здесь все было четко, прозрачно и понятно. Мы разработали положение, которое в какой-то степени дублировало наш коллективный договор, но оно относилось только к членам профсоюза. Деньги, полученные со взносов, я старался распределять не на каждого жаждущего материальной помощи, а в соответствии с принятым порядком — причем все решения такого рода принимались не мной единично, а профсоюзным комитетом. В течение полугода все поняли и приняли дисциплину в этом вопросе.

Финансовые вопросы требуют строгой отчетности. Средства профбюджета у нас тратились только на членов профсоюза. Средства выделялись на каждое структурное подразделение, чтобы люди могли, например, куда-нибудь съездить и отдохнуть всем коллективом. Устраивались конкурсы для детей членов профсоюза, приобретались пригласительные билеты на елки во дворцы культуры города, проводились спортивные и праздничные мероприятия, дни здоровья, веселые старты и т.д. Мы старались сделать все плюсы профсоюза заметнее: устроили информационный стенд, на котором материалы постоянно обновлялись, размещались газеты-журналы…

Членство в нашем профсоюзе стало заметно расти: наверное, люди увидели, что жизнь идет, что она может быть интересной, что проблемы решаются легче, если ты находишься в кругу единомышленников.

— Вот вы о материальной помощи упомянули… Есть мнение, что материальная помощь в принципе развращает человека…

— Согласен процентов на 70. Совсем от нее мы не уйдем. Ситуации бывают разные, мы все ходим под одним небом и никто из нас не застрахован от несчастий и неприятностей. Это - случайности, к которым невозможно быть готовым — ни морально, ни материально. У всех разные возможности, разное материальное положение. И кого-то необходимо поддержать в трудную минуту.

Совсем другое дело, что у человека не должно быть пассивного отношения к собственной жизни. Не должно быть такого понимания, что можно сидеть, сложа руки, ничего не делать, а потом вступить в профсоюз и считать, что теперь профсоюз ему что-то должен, что теперь посыплются какие-то блага и снизойдет манна небесная. Так не бывает. Если человек сам ничего для себя сделать не хочет — пусть он не думает, что кто-то это сделает вместо него. Есть люди, которые сами в жизни ничего не добились, а требуют от кого-то, например, от профсоюза — это неправильно.

— А что, по-вашему, можно ждать от профсоюза?

— По-хорошему, от реально работающего профсоюза, адаптированного к современным условиям — нужно ждать содействия, сотрудничества, совместного решения социально-трудовых задач. Причем на профессионально высоком уровне.

Я отношу себя к людям молодой, новой формации, для меня профсоюз в таком виде, как он сегодня часто встречается — может быть, это покажется кому-то кощунством — некий архаизм. Та работа, которую профсоюзы нередко ведут сегодня — инертна. Молодежь ее где-то не видит, где-то не знает, где-то не воспринимает. Даже слова, громоздкие аббревиатуры — все это не вдохновляет, а, скорее, удручает.

Поэтому нам трудно привлечь и удержать грамотную, толковую, коммуникабельную молодежь. Сейчас такие мало идут в профсоюзы — они предпочитают идти в руководство. А ведь никто не спорит о важности профсоюзного дела.

— Изменение — процесс постепенный… И кстати об изменениях. Как повлияла реформа в энергетике на работу профсоюза?

— Пока реформа ни к чему хорошему не привела. Энергетический комплекс страны был построен и организован в соответствии с документами, над которыми работали в свое время целые НИИ. Теперь это все просто перечеркнули, и у новых менеджеров — свои взгляды, не подкрепленные реальными расчетами.

К примеру, в ходе реформы ремонтный персонал был полностью выведен из штата. Честно говоря, это не оправдало себя не только в плане социальном, но и экономическом. Ремонтники ушли в дочернюю компанию, которая получила определенные преференции — и все работы стали обходиться и гораздо дороже, и с качеством, гораздо более низким. Вот цифры: если в 2003-2004 году мы проложили 28-30 км. теплосети, то в прошлом — 7-8.

Приходится констатировать, что все эти эксперименты под названием реформ, добром не заканчиваются. Уже и Саяно-Шушенская ГЭС это показала…

Или взять тариф. Это политический вопрос. В тарифе есть и зарплата рядового сотрудника, и зарплата топ-менеджера. Хотите поднять тариф? Так вы распределите полученную прибыль справедливо. Но нет — у реформаторов нет такой задачи, им это не интересно. Поэтому от повышения тарифа заработная плата обычного работника не очень-то изменится. И думаю, так в любой отрасли, которая занимается тарифообразованием.

— Александр Владимирович, а как вам все-таки удавалось сочетать работу в профсоюзе и в руководстве Красноярской теплосети? Были трудности?

— Конечно, по сути это две диаметрально противоположные должности одновременно. Однако никто никому не мешает подходить одинаково ответственно к разным делам. Как говорится, мухи отдельно, котлеты отдельно. Что касается меня, то разделял рабочие моменты и те, которые касались профсоюзной жизни. Конфликтов не было, удавалось находить общий язык и с руководством, и с коллективом.

— Наверное, главное и официально оформленное доказательство конструктивного диалога между социальными партнерами — это коллективный договор. Его содержание и выполнение. Как у вас было с этим?

— К сожалению, вынужден констатировать, что коллективный договор у нас с каждым годом все хуже. Но это не оттого, что у нас не получается конструктивный диалог. Все дело в особенностях организационной структуры энергетического комплекса, которую мы имеем сегодня. Причина — опять-таки в реформе отрасли, которая привела к тому, что единый энергетический комплекс был раздроблен на частные компании.

До 2005 года все наши предприятия были в составе компании "Красноярскэнерго", которая включала в себя 24 филиала по краю. Но было принято решение такие крупные компании разделить на более мелкие для того, чтобы увеличить количество игроков на рынке, ведь стоимость компаний запредельная.

И нас разделили на четыре энергетические компании: сетевая, которая сохранила бренд "Красэнерго"; тепловырабатывющая, включающая все ТЭЦ и Назаровскую ГРЭС и получившая название "Енисейская ТГК-13"; "Энергосбыт", который был впоследствии приобретен корпорацией "РусГидро"; и Тываэнергохолдинг.

В 2008 году Енисейскую ТГК-13 купила угольная компания СУЭК. Вообще в мировой практике высокотехнологичные компании поглощают менее технологичные, у нас же наоборот. Сырье купило себе рынок сбыта. СУЭК входит в семерку самых крупных мировых компаний по добыче угля. Но при этом — и в десятку наименее социально ответственных. Поэтому мы имеем постоянное снижение уровня колдоговора.

Вопрос о подписании коллективных договоров решается не у нас, а в Москве, в головной организации. Исполнительные директора на местах в определенной степени, возможно, и понимают наши проблемы, но они — тоже наемные работники и получают свою зарплату за то, что выполняют возложенные на них обязанности. Они находятся в рамках, очерченных столичными управленцами.

Проект колдоговора направляется в Москву, а оттуда возвращается к нам на доработку — без объяснения причин, просто с урезанной цифрой, в которую надо втиснуть все наши потребности.

Ведь колдговор — по сути, некий мешок денег, который обеспечивает определенное количество социальных затрат: льгот, компенсаций и т. д. И размеры этого мешка определяются не здесь, а в Москве.

Понятно, что мешок ужимается с каждым годом…

Так кто виноват? Профсоюз? Наемные директора? А может, власть, которая все это допускает?

— Сейчас, на посту председателя краевой организации профсоюза, у вас появилось больше возможностей решать подобные задачи?

— Конечно, теперь уровень решаемых вопросов другой, масштабы во всем изменились, соответственно — и уровень ответственности тоже. Встречаюсь с топ-менеджерами в Москве, пытаюсь договариваться. Вообще у меня нет негатива по отношению к людям, к работодателям в том числе - по крайней мере только потому, что они работодатели. Ничего не делаю исподтишка, не бегу сразу, к примеру, в прокуратуру. Сначала говорю с руководителем, стараюсь решить проблему мирно, цивилизованно.

— Но это не значит, что вы не готовы идти в прокуратуру?

— Не значит. Если надо — пойдем. И мы уже пошли и подали документы. По компании ТГК-13. Там у нас сложная ситуация, но мы ее решаем с подключением прокуратуры и Гострудинспекции.

— Недавно краевая организация "Электропрофсоюза" отметила свое 50-летие. Она намного старше вас, но вам наверняка есть, кому сказать "спасибо" за поддержку и наставничество на вашем поприще?

— 50-летие - это серьезный рубеж. И организация встретила его достойно. Что касается меня, то хотел бы отметить людей, которым благодарен. Это Владимир Иванович Степанов, руководитель по прежнему моему месту работы. Замечательный Человек с большой буквы, у которого я очень многому научился. Ну а здесь, в профсоюзе, я нашел понимание у многих, отдельно же сказать следует о Раисе Андреевне Селивановой — потрясающей женщине, которая много лет занимала выборную должность, и сегодня даст фору многим молодым благодаря своей активности, энергии, работоспособности…

— Александр Владимирович, традиционный вопрос новому руководителю — о ближайших планах…

— Планов много. По разным направлениям: от социально-трудового до организационного, от финансово-хозяйственного до информационного. Вообще, информационную составляющую нашей работы я бы поставил в основу основ всей деятельности. Я четко сознаю, что нам необходимо себя как-то позиционировать, пиарить как сильную организацию, которая занимается конкретными полезными делами.

Один из первых шагов на моем новом месте — контакты со СМИ. Мы уже стали героями серии репортажей на 7 канале. Конечно, не у каждой организации есть такие финансовые возможности, но даже и при их наличии не всякая спешит рассказать о себе общественности. Думаю, о работе надо обязательно рассказывать, показывать ее, доводить до людей, продвигать.

— Со своей стороны, напомним вам, Александр Владимирович, что для успешной работы в информационном направлении не обязательно располагать большими средствами. Например, есть газета "Профсоюзы Красноярья", страницы которой всегда доступны для профсоюзного слова. Думаем, и эта публикация — только начало нашего сотрудничества.

Спасибо за интервью и — удачи в работе!

Подготовила Ирина СЕРЕДКИНА.



    Красноярский краевой комитет "Электропрофсоюз" телефон (391)-227-45-64